Немецкий ученый 30 лет отдавал детей на воспитание педофилам, чтобы помочь ребятам «социализироваться»

В это сложно поверить, но еще каких-то 50 лет назад в Германии всерьез обсуждали вопрос о том, стоит ли декриминализировать сексуальные отношения между взрослым и ребенком. Командовал «парадом» сексолог Гельмут Кентлер. Он же и стал организатором эксперимента, который длился около 30 лет…

Согласно криминальной статистике, в Германии каждый день сексуальным домогательствам подвергается 40 детей. В настоящее время власти делают все возможное, чтобы свести эту цифру к нулю.

Например, в 2005 году директор института сексуальной медицины при берлинской университетской клинике Charite профессор Клаус Байер основал проект Kein Täter werden («Не быть насильником»). Это первый в мире проект для педофилов, которые еще не совершили преступление. На условиях строжайшей анонимности психиатры оказывают помощь мужчинам, которые испытывают влечение к детям.

«Мы принимаем только пациентов, которые хотят что-то изменить в своем поведении, испытывают угрызения совести и сами к нам приходят за помощью», — рассказывал Байер корреспонденту Deutsche Welle.

В 1960-х годах в ФРГ началась сексуальная революция. Уже в 1969 году Германия отменила печально известный параграф 175, и это означало, что лица старше 21 года могли беспрепятственно вступать в гомосексуальные отношения (в 1973 году возраст согласия был снижен до 18 лет).

Одновременно с этим шли ожесточенные дискуссии и по поводу того, стоит ли разрешить сексуальные связи между взрослыми людьми и детьми. Удивительно, но сторонников такого подхода было очень много. В основном они опирались на слова психолога Фрица Бернарда, который провел исследование от имени Голландской ассоциации сексуальной реформы и провозгласил в нем: такого рода контакты безвредны. Сексолог Эберхард Шорш, еще один авторитетный специалист, уточнял: безвредны только в случае «консенсуса».

Одним из главных адептов легализации таких связей был психолог, профессор социальной педагогики Гельмут Кентлер.

Кентлер с детства хотел стать пастором и изучать богословие. Его отец, впрочем, был другого мнения о будущем сына и настаивал, чтобы Гельмут получил профессиональное техническое образование. Уступив отцу, Кентлер обучился мастерству слесаря и поступил в Рейнско-Вестфальский технический университет в Аахене. После смерти родителя Гельмут ожидаемо бросил учебу и работал переводчиком, а затем вообще забыл о своих богослужебных планах и обучался психологии, медицине и философии. 

К 1960-м годам Кентлер был уже очень известным и уважаемым ученым — он разработал собственную теорию «Эмансипированной работы с подростками». Она заключалась в том, что необходимо не только не препятствовать желаниям подростков, но и активно их развивать. Об этом он писал в диссертации «Родители изучают сексуальное воспитание».

Читайте также  На Урале мать 11 лет прятала дома троих детей и покончила с собой после их побега

Гельмут был абсолютно уверен в том, что родителям вообще не стоит переживать, если с их ребенком занимается сексом взрослый человек. «Неправильно будет разозлиться, запаниковать и побежать в полицию. Пользы может быть больше, чем вреда», — писал сексолог в брошюре Zeig mal.

Гельмут был членом лоббистских групп, которые подвигали в массы идеи отмены идеи запрета на педофилию. В 1990-е их руководителя обвинили во множественном сексуальном насилии над детьми, а Кентлер выступал экспертом во всех этих делах — ни одно из них не закончилось обвинительным приговором именно благодаря профессору.

Кентлер этим очень гордился и в 1999-м даже анонсировал, что напишет книгу о «примерно 35 судебных исках против невиновных людей, в которых я участвовал в качестве свидетеля», однако манускрипт так и остался неопубликованным.

В 1970-х Кентлер работал и преподавал в Берлинском педагогическом центре. И он не только вербально распространял свои весьма сомнительные идеи, но и применял их на практике.

Профессор организовал проект, в котором применялся его «новаторский» подход по «ресоциализации» бездомных подростков с улиц Берлина. С 1969 года Кентлер отправлял их в приемные (так называемые фостерные) семьи. Маленькое «но» — семья состояла только из мужчины (как правило, из академических кругов). Более того, некоторые из них уже были обвинены в преступлениях сексуального характера против детей.

Несколько мальчиков (точное их количество неизвестно до сих пор) в возрасте от 13 до 15 лет (по другим данным от 15 до 17), которых Кентлер считал умственно отсталыми, были отданы на воспитание педофилам. Их ученый знал лично — так, по его мнению, мальчики смогли бы встроиться в общество спустя какое-то время.

Известно, что один из опекунов получал на воспитание детей на протяжении 30 лет — с 1973 по 2003 год.

Гельмут абсолютно точно знал, что «замещающий родитель» будет не только родителем, однако именно на это он и рассчитывал. По мнению Кентлера, так подростки смогут получить «социальную стабильность».

Как же Кентлеру удалось провернуть жуткий эксперимент прямо под носом правительства? Все просто: Берлинский педагогический центр, в котором он работал, был подотчетным городскому Сенату. Гельмут смог добиться от властей разрешения на подобную деятельность. Более того, педофилам, взявшим под свою опеку детей, платили государственное пособие.

Читайте также  «Не нарушаю их индивидуальности»: Глюкоза рассказала о том, что принимает дочерей такими, какие они есть

В 1988 году Кентлер доложил о первых результатах своего эксперимента и назвал их «совершеннейшим успехом». Ученый лишь укрепился в своей вере в то, что контакты между взрослыми и детьми не несут за собой ничего плохого (при условиях, если они происходят не насильственно, а по обоюдному согласию). По его словам, подростки успешно социализировались, все они стали финансово независимыми и ведут достойную жизнь. При этом никто из них не примкнул к меньшинствам.

В 1990-е и 2000-е идеи Кентлера подвергались критике, однако после его смерти в 2008-м году ученого все так же называли «поборником разрешительной сексуальной морали» и пели ему дифирамбы. Конечно, тогда широкая общественность еще не знала о том, что он проводил эксперименты над детьми.

Об этом стало известно позже — в 2015 году — после нескольких публикаций в СМИ. А в 2017-м году двое бывших приемных детей некоего Фрица решились рассказать свои истории изданию Spiegel. Имена мужчин были изменены, для публикации их условно обозначили Марко и Свеном. И, если верить их словам, данные о возрасте «подопытных» сильно преувеличены…

Марко и Свен, вопреки заявлениям Гельмута, не стали успешными: они оба живут на социальное пособие, потому что не могут найти работу: один постоянно болеет (вероятно, это психосоматика), другой — по психологическим причинам (и это подтверждено врачом).

Когда мужчины рассказывают о том, что происходило в их доме, они пытаются сдержать эмоции: иногда закрывают глаза руками, будто пряча слезы, чаще — принимают защитные позы. И без раздумий отвечают «да» на вопрос «Вы братья?»

Об их приемном отце известно не так много. Он сам вырос в детском доме — родители Фрица умерли, когда ему было 9 лет. До того, как стать приемным отцом, он работал сварщиком и специалистом по коммуникациям. Когда в доме Фрица появился 6-летний Марко, ему было 47 лет. В 49 он взял на воспитание 8-летнего Свена.

В школьные поездки братьев никогда не отпускали — мужчина боялся, что они сболтнут лишнего. При каждом удобном случае он говорил окружающим, что его сыновьям верить нельзя — мол, воображение у них слишком уж хорошее, да и вообще они врут на каждом шагу. Он даже предупреждал Марко и Свена, что им могут задавать неудобные вопросы в школе, например, получится ли у них детально описать спальню своего отца. Тогда мальчикам нужно было оскорбить учителя или начать кидаться стульями. Вопросы возникали, поэтому у Марко начались проблемы в школе.

Читайте также  Москвичка продала ребенка знакомой, а после заявила, что его похитили

Старший врач в больнице Свободного университета Берлина написал о Марко заключение: «На ребенка ложится серьезное психосоциальное бремя, которое также включает в себя очень выраженное жестокое обращение с детьми». Тогда это, впрочем, не связали с приемным отцом, поскольку у мальчика была ярко выраженная психологическая травма из-за его родного папы — тот бил и связывал его. В интервью мужчина даже признался, что боялся биологического родителя намного больше, чем Фрица.

Однако также врач отметил, что Марко часто отвлекается, витает в облаках и находится будто не в этой реальности. Это важный признак, по которому психологи часто определяют жертв сексуального насилия. Тогда же никто не обратил на этот тревожный знак должного внимания. Вероятно, просто потому, что у Фрица был влиятельный друг — Гельмут Кентлер…

Сенат Берлина уже заявил, что предпринимает все возможные меры, чтобы повести тщательное расследование эксперимента Кентлера и не допустить повторения подобного в будущем. Также будет проведено «исследование по текущему уходу за приемными детьми в Берлине и его окрестностях».  

Вероятно, в ближайшее будущее все труды Кентлера будут проверены, пересмотрены и переоценены научным сообществом, а пострадавшие от его эксперимента получат денежные компенсации и психологическую помощь. А с каждым днем случаев насилия над детьми будет все меньше. Ведь «лучший способ сделать детей хорошими — сделать их счастливыми», как говорил Оскар Уайльд.

Фото: Getty Images

Добавить комментарий